Автор Тема: Танец Горных Духов (апачи)  (Прочитано 11725 раз)

12345678

  • Гость
Танец Горных Духов (апачи)
« : 26 Сентября 2006, 23:22:08 »
ТАНЕЦ ГОРНЫХ ДУХОВ
Мифы различных групп апачей (здесь мы опираемся на мифологию Западного Дивизиона) о происхождении Ган, как и другие мифы, несколько отличаются друг от друга в деталях, но сходны в основной своей сути. От апачей Белой Реки нам известны два мифа. Один из них в общих чертах рассказывает о том, кто такие Ган и откуда они взялись, связывая его с более древними атапасскими представлениями:
"В начале Верховная Сущность, известная как Создатель Жизни или Дарующий Жизнь, взял апачей из центра или "внутренностей" Земли и пе¬ренёс их наверх, в эту страну, где они и живут по сей день. Поместив их здесь, он научил их как правильно себя вести, почтительно относить¬ся к природе, защищать свою землю и особенно заботиться о тех вещах, которые дают жизнь. Но апачи, как все люди, оказались глупы и слабы, они предавались разврату и грубым удовольствиям, которым научили их силы зла.
Тогда огорчённый Создатель Жизни послал к ним своих эмиссаров, чтобы те научили их быть лучше. Ган были хорошими, они прямо рассказа¬ли апачам, как нужно жить прилично и честно, как лечить болезни, вести хозяйство, охотиться, сажать растения, собирать урожай, как призвать к порядку тех, кто не хочет жить так, как повелел Создатель Жизни. Ган так же обладали Силой, которая может помогать или вредить апачам, и люди, охваченные благоговейным страхом, стремились жить так, как их научили.
Однако, время шло и люди стали забывать наставления Создателя. Они потешались над ним, снова поддались соблазнам и вернулись на путь безнравственности. Но на этот раз Ган повели себя более жёстко, они решили покинуть апачей и позволить им пожать урожай с того, что они посеяли, и что справедливо заслужили. И всё же они были добры к людям и поэтому решили оставить им хоть какую-то надежду. Прежде чем уйти, Ган нарисовали себя на стенах скал, поблизости от священных пещер. Эти рисунки можно увидеть и по сей день. После этого Горные Духи вернулись через священные пещеры в священные горы, к месту, где всегда светит солнце и где, даже когда земля поглощена тьмой человеческого невежест¬ва, всегда царят покой и безмятежность.
Удручённые и упавшие духом апачи долгое время изучали рисунки, и много думали о безнравственной и злобной природе человека, и её горь¬ких плодах. Впоследствии они решили изображать или играть Ган для то¬го, чтобы жить долго и счастливо, как хотел этого Создатель Жизни. Они скопировали великолепные головные уборы, юбки и мокассины, нарисован¬ные на скалах, и использовали их для обретения Силы в танце, которому научили их Ган. Этот танец мы исполняем и по сей день".
Другой миф можно рассматривать как часть первого мифа или как отдельную историю. Он рассказывает о том, как апачи встретились с Ган:
"Жил да был в области Нижнего Кедрового Ручья, к западу от того места, где стоит сейчас Форт Апаче, один мальчик. Как-то этот мальчик сводил мужчин своего лагеря на 4 успешные охоты, в каждой из которых был убит необыкновенный олень. Каждый раз он давал мужчинам особые указания о том, как убить оленя, но на четвёртой охоте они проигнори¬ровали его наставления и сорвали "охоту Силы". Тогда мальчик пошёл по следам оленя, чтобы увидеть, где в будущем их ожидает успешная охота. Он забрёл далеко в горы, в какое-то тихое уединённое место. И вдруг услышал бой барабанов и голоса, которые издавали Ган.
Словно зачарованный последовал он на звук в пещеру на вершине ближайшей горы. А войдя в священную пещеру, страшно удивился, увидев множество танцующих Ган. Он так и замер, словно пригвождённый к месту, и стал пленником Ган. Удивительные таинственные силы находились в ве¬дении этого народа. Горные Духи объяснили мальчику, что он теперь их пленник.
Тем временем, в лагере спохватились, что мальчика нет. Шаман ве¬лел старухе (бабушке мальчика) взять его пятнистую собаку и сесть не¬подалёку от священной пещеры, и просидеть там 4 дня и 4 ночи. Он поо¬бещал, что если она так сделает, мальчика освободят. Бабушка пошла ко входу в пещеру и начала исполнять приказание шамана. Звуки танца Ган пугали её, однако она, как ей и было сказано, с каждой ночью подходила всё ближе и ближе. И всё же на третью ночь бабушка так перепугалась, что помчалась вниз сломя голову вместе с собакой и спряталась в лаге¬ре.
Совет выслушал её рассказ и, после краткого обсуждения, решил, что, видимо, Ган обнаружили свою готовность освободить мальчика. Если люди устроят Танец С Коронами у входа в пещеру и он продлиться 12 но¬чей, с каждым разом всё ближе и ближе ко входу, мальчик будет свобо¬ден. Итак, они пришли к пещере, и пятнистая собака пришла с ними. 4 танцора 12 ночей исполняли танец, а остальные люди наблюдали; и, нако¬нец, в последнюю ночь, незадолго перед рассветом, ритуал был закончен. Ган вышли из пещеры и присоединились к людям. Горные Духи разделились на 4 группы, каждый из 4-х человек-танцоров присоединился к одной из групп. Группы разошлись по 4-м сторонам света и каждая остановилась среди сосен. После этого группы начали молиться, а одна пошла гуськом через другие, обсыпая себя пыльцой. Пятнистая собака шла за ней по пя¬там. Когда они миновали третью группу, сделали перерыв, а собака нача¬ла вилять хвостом и лаять, словно узнала кого-то, а один Ган наклонил¬ся и потрепал собаку по голове. Бабушка, конечно, тут же узнала своего внука и поняла, что он превратился в Горного Духа. А когда она загово¬рила с ним, он сказал, что если бы она оставалась у пещеры сколько бы¬ло сказано, его бы освободили. Но теперь он уже никогда не сможет вер¬нуться домой, он стал Ганом и отныне будет жить у них как представи¬тель апачей.
Между тем, после окончания двенадцатидневной церемонии, на людей снизошла большая благодать, и Ган благословили их на проведение следу¬ющей церемонии, чтобы опять спуститься с горы и соединиться с ними. Прежде чем вернуться в пещеру, они научили людей как исполнять Танец В Масках для церемонии исцеления.
Забрезжил рассвет и Ган поспешили покинуть людей. Они ещё раз разбились на 4 группы, начали танцевать, танцуя двинулись к пещере и исчезли из вида, как только солнце показалось над горизонтом. И только маленькие облачка пыли свидетельствовали о том, что они, действитель¬но, были. Постепенно затих бой барабанов и песнопения, и наступила ти¬шина. Всё кончилось и очарованные люди пошли по домам".

12345678

  • Гость
Re: Танец Горных Духов (апачи)
« Ответ #1 : 26 Сентября 2006, 23:23:30 »
Традиционно, Ган ассоциируются с развалинами индейских поселений и остатками древних культур Юго-Запада. Когда-то давно они жили неда¬леко от апачей и научили их ведению сельского хозяйства, лечению бо¬лезней и многому другому. В соответствии с утверждениями чирикахуа, Ган - "это люди в горах, которые такие же как мы. Они не являются тан¬цорами в масках, но они "делали" танцоров так же, как это делаем мы. Те, кого они делали танцорами, могли взять свои маски и костюмы и на¬деть их так же, как мы". На апачских рисунках Ган 1887 года, сделаными для капитан Борка, Горные Духи показаны носящими рамы, подобные тем, что присутствуют на масках апачей, "но они кажутся совсем другими людьми". Сами апачи сохранили воспоминания о Ган, как о реальных лю¬дях, которые были способны вступать в сексуальные отношения с другими людьми, и что женщина-Ган была прародительницей одного из апачских кланов.
Невозможно точно установить время, когда Горные Духи стали поче¬му-то покидать апачей, перемещаясь в какое-то сверхъестественное изме¬рение. Это случилось когда, встретившись со смертью, Ган устремились на поиски вечной жизни. "Они люди, которые не умирают" (Годдард 1919). По мнению апачей, сейчас Ган живут в пещерах, они охраняют священные места, защищают апачскую территорию, наблюдают за животными, оберегают людей от опасностей и излечивают их физические недуги.
"Зимним вечером 1885 г. апачи аризонского агенства Сан-Карлос устроили танец, чтобы обеспечить защиту соплеменников, служащих скаутами в армии. Этот танец проходил внутри круга людей, собравшихся вок¬руг полыхающего костра. На одной стороне этого круга сидела группа певцов и барабанщиков. Их предводитель колотил изогнутой палочкой по барабану, сделанному из железного котелка, частично наполненного водой и накрытому намыленной тряпкой, в то время как его ассистенты били палочками по куску сыромятной кожи.
Вдруг три танцора прыгнули в круг и побежали вокруг костра что-то невнятно бормоча и пронзительно крича... Они были обнажены до пояса, носили килты с бахромой из оленьей кожи, подпоясанные кушаками и мо¬кассины, достигающие колен. Их лица были скрыты головными уборами, часть которых составляла маска из оленьей кожи, закрывавшая голову...
Над ней простиралась в высь на два фута рама из перекладин стеб¬лей амолы, немного отличавшихся друг от друга, что придавало её носи¬телям вид внушительный, хотя и слегка гротескный. У каждого "шамана" (танцора) спина, руки и плечи были разукрашены символами молний, стрел, змей или других, по мнению апачей, обладателей Силы... Каждый танцор был снабжён двумя длинными жезлами или палками, по одному в каждой руке, которыми они тыкали во все стороны... Во время танца они прыгали, кричали, скакали, выделывали различные пируэты и, наконец, быстро бегали по кругу, вращаясь как дервиши..." (Борк 1891).
Эти танцоры представляли Ган или Горных Духов. Ган, как уже говорилось, играли ведущую роль в религии Западных апачей, чирикахуа и мескалеро. Танец Горных Духов устраивали обычно накануне какого-нибудь торжественного или религиозного события, которому апачи придавали особое значение, это мог быть сбор большого военного отряда, предшествующий началу крупномасштабных боевых действий, церемония изгнания зла во время эпидемии, чудесное знамение, ритуал зрелости и т.п. В последнее время в число таких событий входят открытие новой больницы или школы. Не-апачи называли их по-разному: "клоунами", "дьяволами", "танцорами", они действовали под руководством diyin или шамана, который "делал" танцоров, т.е. подготавливал их к выступлению. Опознание личности тан¬цора во время церемонии рассматривалось как табу, которое раньше нака¬зывалось очень строго, сейчас провинившиеся тоже могут быть наказаны, но это наказание, в основном, моральное.
В соответствии со словами одного информатора, в районе форта Апа¬че каждый танцор выбирал костюм в своём собственном стиле,  но  шаман советовал ему какой материал использовать,  как сделать головной убор.
Костюм танцора состоял из высоких мокассин, иногда таких, что голенища приходилось отворачивать до самой земли, и жёлтой юбки из оленьей кожи, наподобие шотландского килта, крепящейся на талии с помощью широкого ремня, украшенного медными заклёпками или серебряными бляхами. К юбке были пришиты полосы бахромы различной длины. На неко¬торых юбках имелись узкие бисерные полоски, а к кончикам бахромы неко¬торых из них были прикреплены крошечные морские ракушки или металли¬ческие конуса. Бахрома на юбке нашивалась отдельно и имела толщину около 0,6 см.
К рукам танцоров, в районе бицепсов, были прикреплены длинные кожаные ленты по 4-6 футов (120-150 см), орлиные перья и сосновые ветки. Когда шкуры уже было тяжело достать, на юбки и ленты шли куски яркой материи.
Каждый танцор имел в каждой руке по жезлу из сосны, стеблей сото¬ла или юкки, длина которых варьировалась от 45 до 120 см, а толщина находилась в пределах 0,5-1 см. Апачи верили, что эти слабо изогнутые, мечеподобные деревянные жезлы, Ган использовали для всасывания и изгнания зла. Чаще всего они были белого цвета, но в принципе, каждый жезл мог быть раскрашен различным образом или оставлен нераскрашенным, но только жезлы предводителя могли иметь перекрестия перед кистью.
Жезлы Западных апачей были более разукрашены, чем у чирикахуа и мескалеро, под прямым углом к основному древку располагались ответвле¬ния или перекрестия (их число различно), концы которых были заострены или витиевато вырезаны.
Наиболее важной принадлежностью танцора был головной убор, часто называемый апачами ge'estcin (раскрашенный), этот термин относится "ко всему, что носит на себе церемониальные рисунки".

12345678

  • Гость
Re: Танец Горных Духов (апачи)
« Ответ #2 : 26 Сентября 2006, 23:24:34 »
Маски Ган не представляли лиц Горных Духов, а изображали головные уборы Ган, которые те носили во время своих собственных ритуалов. Большинство головных уборов, имеющихся в музейных коллекциях или запечатлённых на фотографиях, состоит из двух важных частей: маски-капюшо¬на, накрывающей голову и лицо танцора, и рамы из деревянных планок. Маски изготавливались и хранились шаманом - diyin, который наблюдал за ходом церемонии, для которой он создавал танцоров. Его опыт в этой об¬ласти происходил от личного контакта с настоящими Ган, которых он по¬сещал во время своих видений.
Маски Ган делались из оленьей кожи, обычно, ритуально убитых животных. Апачи, как и их родственники навахо, раньше добывали оленью кожу, посылая за ней большие охотничьи отряды. Разделившись на смены, охотники по-очереди, бежали, загоняя оленя, пока он не умирал от раз¬рыва сердца или просто уставал, тогда они подбегали и душили его.
Делая маску, шаман сшивал два куска материала - лицевую и затылочную части капюшона - одинарные швы бежали по правой и левой сторо¬нам маски. В шве наверху оставляли отверстие для того, чтобы потом вставить раму-корону. После этого, надев на голову танцора капюшон, и оттянув его вниз, шаман прорезал ножом две дырочки для глаз, иногда делая и третью для рта, чтобы танцор мог видеть и дышать, и, как расс¬казывал один информатор Оплеру, некоторые мужчины дырявят их даже во время танца. Опытный танцор может "на глаз" прорезать дырки в маске в районе бровей и, как только он наденет маску на свою голову, отверстия окажутся на уровне глаз. Т.к. кожаная маска имела тенденцию вытяги¬ваться во время использования, прорези делали немного выше, чем нужно. Над глазами могли пришить пару бусинок или пуговиц, чтобы придать мас¬ке живость и более грозный вид.
Внутри маски-капюшона имелась перевёрнутая U-образная опора из дерева или толстой кожи, которую можно было удобно закрепить на голове танцора. Чаще всего опору для крепления "рогов" делали из кусков дуба, расщеплённых и вымоченных в воде, которые потом распаривали до тех пор, пока они не приобретали нужную форму, после чего прикрепляли к маске. К этой опоре, с помощью скоб из кожи, сыромятных шнурков, воло¬кон юкки, сухожилий или заклёпок, крепили раму из плоских реек, т.н. "корону" или "рога". U-образная опора подгонялась по голове и крепи¬лась V-образным куском коры скребкового дуба или кожаным шнуром под подбородком, а чаще всего под носом, что затрудняло дыхание через нос во время танца. Поэтому, чтобы танцоры не уставали, музыканты устраи¬вали частые перерывы на отдых, во время которых танцоры выходили из круга и снимали свои маски, чтобы немного подышать. Если же в маске делалось отверстие для носа, то нос окрашивали чёрным.
Так же рама могла быть прикреплена к некоему подобию подушки размером с ладонь или меньше, так же скрывавшейся внутри маски-капюшона. Эта подушка могла быть сделана из ткани, волос бизона или другого мяг¬кого материала и сидела на макушке танцора; ремень проходил под подбо¬родком и прочно удерживал подушку на вершине головы, а раму торчащей вертикально вверх.
Обычно маска была сплошь выкрашена чёрным или синим цветом, хотя Оплер сообщал так же о жёлтых и двутонных масках. Нарисованные краской рисунки на коронах обычно представляли собой геометрические узоры, та¬кие как полосы, треугольники, четырёхконечные звёзды, полумесяцы, зигзагообразные молнии и т.п., На чёрной маске, как и теле танцора (гру¬ди, спине) светлой краской рисовали символы звёзд, солнца и луны, что¬бы отпугнуть злые силы. Красная линия вокруг маски представляла Созда¬теля Жизни и солнце. Белые точки или пунктир говорили танцору "каким путём идти", перевёрнутые треугольники символизировали "перевёрнутую скалу (камень)", на которой может стоять только шаман. Некоторые сим¬волы являлись прерогативой кланов, но, по утверждению Гудвина, прави¬ла, касающиеся обязательности их использования, кажется, были не слиш¬ком строгими. Стандартные цвета связаны с цветами четырёх основных направлений: чёрный, белый, жёлтый и синий. Один информатор рассказы¬вал, что в качестве кисти для всех рисунков использовалось орлиное пе¬ро, которое потом хорошо вымывали и прикрепляли к головному убору, но другие утверждали, что чаще использовались кисти. К черенку орлиного пера, используемого для раскраски всегда прикрепляли кусок бирюзы. Так же чёрные (возможно, обсидиан) или бирюзовые камни пришивались и внут¬ри убора. А во время лечебной церемонии каждый танцор нёс во рту ка¬мень бирюзы, который выплёвывал на больного.
В 1870-м апачи уже использовали анилиновые красители, но в более ранние времена обычно получали цвета из глины и минералов. По сообщениям Галлахера, Оплера и Ригана жёлтый обычно получали из цветков кус¬тарника "кроличий хвост"; из цветков бордовой амаранты добывали тот цвет, который стоит в названии цветка; комбинацией древесного угля и сока юкки создавали чёрный. Чтобы краска была перманентной, её вывари¬вали в соке кактуса, служившим прекрасным скрепляющим средством. На современных головных уборах пигменты почти всегда основаны на эмали или типографской краске.
Чтобы придать маске дополнительную магическую силу, к носу или ко лбу маски танцоры могли прикрепить кусочки белых морских ракушек-авалонов или бирюзы, называемой по-апачски duklij, без которой ни один шаман не мог претендовать на компетентность в исполнении своих обязан¬ностей. Ракушки авалон очень крепкие, поэтому считалось, что люди, но¬сящие их получают ту же магическую силу. На некоторых масках чирикахуа сзади имелись подвески из погремушек гремучей змеи. Готовая маска удобно подгонялась по голове и перевязывалась на шее кожаным шнурком или яркой красной лентой.
В 1885 г. во время танца Горных Духов, устроенного в южной Аризо¬не, один армейский офицер отметил использование, в качестве маски Ган, куска яркого одеяла. В 1900-х маски из ткани, преимущественно заменили старые маски из оленьей кожи, и по сей день маски обычно делают из хлопчатобумажной ткани, брезента или другого легкодоступного материа¬ла.

12345678

  • Гость
Re: Танец Горных Духов (апачи)
« Ответ #3 : 26 Сентября 2006, 23:25:27 »
Вторым основным компонентом головных уборов Ган являлась рама из деревянных пластинок, поднимавшихся вверх из вершины маски-капюшона. Старые головные уборы из стебля сотола или юкки могли служить очень долго, рейки на них были связаны сыромятными кожаными шнурками, жилами или прочными растительными материалами через дырочки, просверленные в них. Обычно высота таких рам находилась в пределах от 80 до 120 см, хотя встречались и другие варианты.
Головные уборы, носимые танцорами в Танце Горных Духов, испанцы упорно именовали "клещами". Апачи называли их ich-te или ith-tee, ут¬верждая, что это сокращение от древнего названия chas-a-i-wit-te или chasai-nit-tee, точного значения которого они не помнят. В словаре Дж.Г.Борка, в разделе "Анатомия" мы находим, что слово "ittee" перево¬дится как "рога", напоминая о том, что основная задача Ган - охрана диких животных. Харрингтон так же подтверждает, что большинство рам апачей напоминают оленьи рога. "Рога", действительно, ассоциировались с защитой рогатой живности, т.е. оленей, козлов, баранов, антилоп и т.п. Дубовая или кожаная U-образная опора составляла основу "рогов". К её верхнему концу крепилась лёгкая и прочная рама из огромной юкки или, иногда, сотола. В месте соединения дубовой основы и юкковой рамы пришивали перья орла, индюка, веточки можжевельника или сосны. Соглас¬но верованиям апачей и утверждениям капитана Борка, орлиные перья, символизируют Силу и нужны, чтобы "снискать расположение могуществен¬ной птицы, перья индюка служат воззванием к Горным Духам, а белые перья чайки - к духам воды". На рамах, как и на масках, так же часто встречались маленькие кусочки перламутровых ракушек и бирюзы.
Головные уборы мескалеро и чирикахуа бывают двух типов. Чирикахуа обычно предпочитали первый тип - самую простую версию, когда к гори¬зонтальной раме крепятся два или четыре вертикальные штыря, а к ним на кожаном ремне подвешиваются деревянные "серьги". Эти два пучка длинных тонких палочек, подвешенных к раме, изображали дождь. Ударяясь друг о друга они издавали характерный звук, что уведомляло людей о прибытии Горных Духов. К вершинам "рогов" прикрепляли пух орла. Во втором слу¬чае особенностью некоторых рам чирикахуа и мескалеро является широкая центральная вертикальная прямоугольная основа из планок, выходящая прямо из капюшона, к которой под углом прикрепляются тонкие рейки так, что головной убор напоминает толстый сук с четырьмя маленькими веточками.
Первый тип устройства корон, практически, неизвестен среди Запад¬ных апачей; второй обнаружен, но в более сложной форме. Кроме того, головные уборы Западных апачей имеют тенденцию к увеличению сложности конструкции во времени (от относительно простых древних к сложным современным), что совершенно не относится к головным уборам мескалеро и чирикахуа. Последние сравнительно более компактны и изящны, и более похожи на абстракционированные рога, чем рамы Западных апачей, которые в целом, имеют тенденцию к более массивным формам.
Западные апачи делали "корону" в виде веера из тонких и узких деревянных палочек. Иногда они были так тонки, что рисунки просвечивали с другой стороны. По мнению Ригана и Гудвина, короны-вееры Западных апачей представляют собой "хвост какой-то птицы" или "распущенный хвост орла". Рамы Западных апачей, действительно, раскрашены и состав¬лены так, что напоминают птичье оперение. Иногда к ним прикрепляли перья орла и индюка. Согласно утверждениям самих Западных апачей, в ранний исторический период, примерно до начала XIX века, "короны" ис¬пользовали довольно редко, вместо них присутствовала более древняя форма - "рога".
Так как головные уборы Белых Гор и Сан-Карлос внешне очень похо¬жи, Оплер как-то спросил, как апачи сами отличают их друг от друга. Ответ был таков, что на головных уборах Сан-Карлос нарисована змея. Однако, на некоторых масках, собранных в области Белых Гор, так же на¬рисована змея, что не объясняет различия.
Современные короны сделаны из фанеры, часто к тонким перекладинам старой основы прикрепляют новые поперечины и раскрашивают покупными эмалированными красками. Эти уборы отличаются от изумительных больших, с тонким рисунком, уборов ранних времён.
Как тела танцоров, жезлы, и маски, рамы всегда были раскрашены рисунками, содержащими магическую информацию. Западные апачи использо¬вали ту же символику, что чирикахуа или мескалеро. Стандартные цвета: чёрный, синий (зелёный), жёлтый и белый. По утверждению Оплера красный цвет не использовался, так как, по мнению чирикахуа: "Красный исполь¬зовали только колдуны!", но мы имеем множество примеров присутствия красного цвета на головных уборах Ган Западных апачей, некоторые из них почти полностью покрыты красными рисунками. Вероятно, утверждение Оплера справедливо только для определённых групп. Обычно для создания цветов использовали сок листьев юкки, смешанный с древесным углём; жёлтую охру; корень алгериты и измельчённую бирюзу. Сок юкки делал цвета яркими и постоянными.
Дж.Г.Борк дал описание множества масок Западных апачей и чирика¬хуа, которые он видел в 1885 году, а старый шаман Рамон объяснил зна¬чение символов: "Круглый кусок олова или жести в центре - это солнце; ниже неправильная арка - это радуга; звёзды и молнии на уровне перек¬ладин и под ними; параллелограммы с зазубренными краями - это облака; подвешенные зелёные палочки - капли дождя; змеи и змеиные головы на горизонтальных и вертикальных перекладинах - град". Наряду со многими другими символами, на "коронах" часто рисовали бабочек, говорят это напоминало людям, что бабочка была одним из их предков - символом од¬ного из основных кланов.
Ни один танцор не имел права делать головной убор или костюм самостоятельно! Всё облачение танцоров-Ган полностью делал шаман или его помощники под его непосредственным руководством! Обычно шаман делал за свою жизнь лишь одну-две маски. Это занимало огромное количество времени. Некоторые люди думали: зачем тратить на них время и магическую силу. Они не понимали, что когда маски готовы, шаман обладал ещё боль¬шей магической силой, чем раньше. В создании масок важную роль играла не традиция и условности, а индивидуальное восприятие шамана. Легенды Западных апачей упоминают о Чёрных, Коричневых, Красных Ган и "Ган, у которых закрыта только половина лица" (Годдард 1919). Сегодня от них остались только Серый и Чёрный.
Маски Ган обладали силой, но те, кто надевал их не превращались в Горных Духов: "Они оставались людьми, только более сильными". По утверждениям МакГовена и Росса, маски играли важную роль в молитвах людей, обращённых к сверхъестественным силам, вероятно потому, что когда "человек надевает маску, он переживает своего рода, освобождение от всего, что его сдерживает, от застенчивости и ограниченности души". Таким образом, маска приобретает вид анимизированного фетиша, посредс¬твом которой человек может использовать магию и управлять духами.

12345678

  • Гость
Re: Танец Горных Духов (апачи)
« Ответ #4 : 26 Сентября 2006, 23:26:15 »
Diyin приобретал право исполнять ритуал Горных Духов, посредством сна около священного места и получения видения. Во время этого видения Ган вводили его в свой горный дом. Там Горные Духи учили шамана цере¬монии, которую он мог устроить, основываясь на их собственном ритуале. Маски, которые делал шаман, обычно копировали маски, которые носили Ган во время их ритуала и они хранились в пещере, подобной той, в ко¬торой жили Ган.
Основным источником информации о Танце Горных Духов апачей чирикахуа 1930-х гг. является Оплер. Опираясь на его наблюдения, можно сказать, что шаман сам отбирал танцоров, которые должны были следовать строгим правилам. Чтобы стать хорошим танцором, мужчина должен был не только быть в хорошей физической форме, но и иметь определённое духов¬ное состояние, склонность к подобным мероприятиям, только на таких ус¬ловиях он мог быть выбран шаманом, который в свою очередь нёс ответс¬твенность перед Горными Духами и своей Силой (необходимо помнить, что для апачей это не фикция, а абсолютно реальные вещи. Сила - не собс¬твенность, а благословение богов, помощник и союзник шамана, а не слу¬га). Некоторые выделялись с самого начала, другие всю жизнь оставались посредственными актёрами. В большинстве случаев размер оплаты услуг танцора определялся шаманом, в соответствии с его талантом. Особо та¬лантливый танцор мог потребовать от шамана особых знаков внимания: особо длинные или зигзагообразные жезлы, новую маску на каждый танец или юбку и мокассины, и т.п. Всем своим видом он должен был показывать почтение к Силе обряда. Если что-то было не так или танцор плохо себя чувствовал, он обращался к шаману, который обычно занимался разрешени¬ем проблемы. Танцор должен был быть скромным и помнить, что он не Гор¬ный Дух, а только инструмент для проведения ритуала, иначе у него мог¬ли возникнуть серьёзные проблемы со здоровьем. Танцоры, особенно выда¬ющиеся танцоры, получали такое удовольствие от представления, что не хотели отказываться от своего занятия, даже будучи уже глубокими ста¬риками. Им приходилось разглаживать морщины на своём теле, чтобы на¬нести краску, но они упорно продолжали принимать участие в церемониях. Если опытный танцор желал стать "церемонемейстером" ритуала, то его опыт существенно помогал ему в изучении этого дела.
Перед началом церемонии танцоры обычно устраивали, под руководством шамана, обряд потения в палатке taa-chi, сопровождая его молитва¬ми к горным духам и священными песнями.
Одевание и раскрашивание танцоров начиналось с заходом солнца. Участники церемонии собирались в уединённом месте, обычно в горах, неподалёку от места проведения церемонии, но на достаточном удалении от лагеря, чтобы их Сила не представляла опасности для особенно любопыт¬ных женщин и детей. С начала подготовки церемонии танцоры как бы попа¬дали под власть Горных Духов и обретали их Силу, которая без должного контроля со стороны шамана во время церемонии могла вырваться на сво¬боду и причинить немало вреда.
В условленном месте танцоров уже ждал шаман с краской и костюма¬ми. Ни один танцор не раскрашивал себя сам! Обычно танцоров раскраши¬вали помощники шамана под его руководством, сам он редко брался за это занятие. Оплер пишет, что во время подготовки к церемонии, танцоры раздевались донага, потом надевали юбки и мокассины, а затем садились или становились лицом на восток. Шаман раскуривал трубку и пускал дым в этом направлении, декламируя импровизированные молитвы, касающиеся родства между Горными Духами и исполнителями танца. Раскрашивание на¬чиналось с предводителя, а когда заканчивали красить его и приступали к следующему, то второго раскрашивали уже другой краской, а не остат¬ками от первого. Помощники шамана использовали для нанесения краски небольшие палочки, иногда размочаленные на конце или связанные вместе. Часто красили просто пальцами, особенно, если работа была срочной. Обычно помощники хорошо знали символизм и правильно накладывали рису¬нок, но если они сомневались, то спрашивали у шамана. Иногда танцоры помогали раскрашивать друг друга.
Руки и верхняя часть тела, за исключением лица, покрывались гли¬ной и краской из древесного угля. Для рисунков обычно использовались чёрная, белая, коричневая, жёлтая и синяя краска. Чаще всего рисунок представлял собой узкие полоски контрастных цветов, ветвистый узор в виде кактуса, элементы с пилообразными зубцами, прерывистые или зигза¬гообразные линии, треугольники, кресты, 4-х конечные звёзды, которые чаще всего наносили на короны и т.п. Один и тот же рисунок мог быть использован все 4 ночи, а мог только две, например, 1 и 3, а во 2 и 4 делали другие. Или на каждую ночь делали новый рисунок. Иногда нарисо¬ванный на предводителе рисунок лишь незначительно варьировался на дру¬гих танцорах.
Обычно шаман во время подготовки молился и пел, аккомпанируя себе на глиняном барабане, накрытым оленьей кожей или тряс тыквенной погремушкой. На этих инструментах он ходдентином рисовал символы солнца, луны и т.п., а во время пения сжимал себе горло рукой, чтобы голос был хриплым. Если бы эти песни не пелись, танцора перекосило бы, так же, как если б во время танца он дотронулся до своего товарища. Песни так же призывали Горных Духов придать танцорам выносливость и спокойствие. В исполнении не существовало определённого порядка, шаман пел в соответствии со своими личными пожеланиями и наклонностями. Что касается песен Танца Рассвета, то их пели в Священном Жилище, как учили Горные Духи и под сопровождение шума тростника на головных уборах, колоколь¬чиков и маленьких конусов, подвешенных на юбках танцоров, в то время как они двигались вокруг костра в четырёх направлениях. Когда раскрас¬ка тела была закончена, танцоры могли поесть. Есть разрешалось только муку, которую собрали для них их крёстные.
Вскоре на площадке для танцев разводили огромный костёр. Шаман, помолясь, пел 4 древние песни, танцоры вставали и выстраивались в одну линию лицом на восток, держа головные уборы в руках. Они молились и просили благословения. После этого они поворачивались по часовой стрелке, призывая Горных Духов и двигались в указанном направлении. У реки, или просто у ёмкости с водой, они смачивали маски, чтобы те ста¬ли эластичными. Всё это делалось под песнопения шамана. Маски Ган пользовались среди апачей очень большим уважением, как предметы могу¬щественной силы, к которым лучше всего обращаться за советом. Танцор должен был надевать маску, только совершив определённую последователь¬ность действий. Когда песни заканчивались, он должен был встать лицом на восток; протянуть маску во всех четырёх направлениях, двигаясь по часовой стрелке; произносить молитвы; плюнуть в маску четыре раза; сделать три ложных попытки натянуть маску на голову и надеть её только в четвёртый раз. Неправильное исполнение или игнорирование ритуала могло привести танцора к безумию. После этого группа была готова дви¬гаться вниз, под руководством самого опытного танцора.
Сами апачи называют Танец Горных Духов cha-ja-la. Это название так же используется для танцоров. Вот как описывает Борк Танец Горных Духов, состоявшийся у форта Мэрион близ города Сент-Огастин, Флорида, в 1887 году: "Множество людей страдали от болезней того или иного рода и 23 ребёнка умерли; вследствие этого шаманы устроили cha-ja-la... На площадке северо-западного бастиона Рамон, старый шаман, громко бил в барабан, который, как обычно, представлял собой намыленный кусок плот¬ной ткани, туго натянутый на железный котелок, в котором плескалось немного воды. Несмотря на то, что он действовал, как руководитель це¬ремонии, Рамон не был раскрашен или разодет как-нибудь по-особенному. Но тела трёх других шаманов (танцоров) были раскрашены полностью. На них были только юбки зеленовато-коричневого цвета, а на каждой руке нарисована жёлтая змея, головой к плечу. Змея на руке одного из них имела две головы, вернее по голове с каждого конца.
У каждого танцора были нарисованы знаки жёлтого цвета на спине и груди, но не встречалось и двух абсолютно похожих. У одного на груди имелся жёлтый медведь 4 дюйма длиной и 3 дюйма высотой, а на спине kan такого же цвета и размеров. У второго так же был медведь на груди, а на спине зигзаг молнии. У третьего имелись зигзаги на спине и груди. Все носили юбки, как у шотландцев и мокассины.
Раскрашенные танцоры двигались по направлению к Рамону, самозабвенно колотящему в барабан и громко распевавшему "магическую" песню, пояснявшую значение всех знаков на их телах. Танцоры держали в каждой руке по жезлу или мечу, одинаковых пропорций, украшенных змеями-молни¬ями голубого цвета. Шаманы издавали особые свистящие звуки и медленно сгибались вправо, влево, вперёд, назад, пока их головы не оказывались на уровне живота. Они быстро кружились по часовой стрелке на левой но¬ге, а обратно - на правой; затем они начали производить что-то вроде атаки на маленькую группу тентов, там же в крепости, производя режущие и колющие движения своими жезлами, прогоняя прочь злых духов...

12345678

  • Гость
Re: Танец Горных Духов (апачи)
« Ответ #5 : 26 Сентября 2006, 23:27:22 »
Эти предварительные мероприятия заняли всего несколько минут. Когда танцоры достаточно приблизились, какая-то скво протянула им больного младенца в колыбели. Мать осталась стоять на коленях, в то время как шаманы принялись неистово молотить по колыбели своими жезла¬ми. Младенца поворачивали так, чтобы он оказался в каждой из 4-х ос¬новных точек света, а его лицо было обращено в противоположном направ¬лении: сначала он находился к востоку, лицом к западу; затем на севе¬ре, лицом на юг; потом на западной стороне, лицом на восток; наконец, на южной стороне, лицом на север и обратно в исходную позицию. Каждый раз один из танцоров (по-очереди), после выполнения всех надлежащих пассов и жестов, брал колыбель в руки, прижимал её к своей груди, за¬тем поднимал вверх - к небу, потом вниз - к земле и, наконец, повора¬чивал по направлению ко всем 4-м точкам света, подпрыгивая на месте, свистя и фыркая, в то время как мать и её подруги добавляли к спектак¬лю пронзительные крики и улюлюкания.
По окончании церемонии, было уже глубоко за полночь, танцоры ушли прочь. Очевидно, танец исполнялся до тех пор, пока не прогорят дрова в огромном костре, а до этого срока прерывание церемонии могло привести к печальному результату. Танцы продолжались 4 ночи: цвета и символы на телах танцоров менялись каждую ночь. Три шамана танцевали, а четвёртый выступал в роли ведущего церемонии и оглашал их результаты беседы с духами. На спине танцора №1 были нарисованы большие наконечники для стрел белого и коричневого цвета, напоминающие подобную "защиту" у зу¬ньи. На спине №2 между плечами красовался большой белый крест. Спина №3 была просто измазана белой глиной.
Все перекладины головных уборов были сделаны из древесины юкки, нераскрашены, за исключением какой-то тёмной нарисованной фигуры на уборе №2 и голубой горизонтальной перекладины №3.
Сами маски были кожаными и крепились у шеи с помощью толстого шнура или "ошейника". Ошейник №3 был красный, "глаза" стеклянные буси¬ны или кусочки меди. Все три танцора были обнажены до пояса, а внизу носили красивые юбки из оленьей кожи с длинной бахромой, поясом и мо¬кассины до колен. В этом облачении они прыгали в центре большого кру¬га, вокруг которого собралось множество всякого народа и певцов, потом они начали бегать около трещащего и мерцающего костра под звуки песен, выкриков, ударов барабанов и подпевания хора, который голосил во всю мощь.
Временами танцоры выбегали из круга и скрывались в темноте, чтобы пообщаться с духами или другими шаманами, стоявшими на довольно значи¬тельном расстоянии от остальной толпы. Наконец, они появились и вновь и устремились прочь, как всегда танцуя, бегая и кружась со всё возрас¬тающей энергией. Достигнув наивысшей степени духовного экстаза, они убежали, по крайней мере, на полчаса, во время их отсутствия музыканты начали петь печальные монотонные односложные песни, напоминающие похо¬ронный марш.
Мне это надоело и я собрался было уже пойти домой, как вдруг че¬рез толпу индейцев пробежало лёгкое волнение. Всех взволновало возвра¬щение танцоров. Все музыканты встали. Ведущий церемонии, выдающийся шаман, держал в своей левой руке ветвь кедра. Он склонил голову и про¬бормотал несколько непонятных слов, потом пошёл и встал на восточной стороне площадки, где росла группа деревьев, и повернувшись лицом к музыкантам, ждал окончания церемонии. Три танцора вышли в круг и отс¬тупили назад, так произошло три раза. Потом они по-очереди обняли ве¬дущего, так что жезлы скрещивались у него за спиной и произнесли что-то, что я не смог разобрать, но это очень напоминало песнь зуньи на Празднике Огня. После этого они три раза прошли или, можно сказать, протанцевали, сквозь рощицу. Они повторили это для всех 4-х сторон света, а вождь-шаман последовательно, вместе с музыкантами, занимал позицию на востоке, юге, западе и севере танцевальной площадки. Всякий раз танцоры подходили и обнимались, как в первый раз. Вся церемония закончилась под радостные крики апачей...".
Этот замечательный пример Танца Горных Духов, подробно записанный Борком можно лишь немного дополнить. Табу распространялись на танцоров не только во время подготовки, но и во время проведения танца. Напри¬мер, во время церемонии ни один из танцоров не имел права почесаться, потому что рисковал стереть краску, а это было строжайше запрещено. Вообще краску мог смыть только дождь, в крайнем случае река, но при этом человеку было запрещено касаться себя руками. Если во время танца танцор ошибался или плохо танцевал, то он был уверен, что непременно заболеет. Во время танца одному танцору было запрещено касаться друго¬го, особенно это касалось предводителя Горных Духов, Серого и Чёрного: сила одного танцора могла быть больше силы другого и в этом случае вы¬зывала спазмы в горле, перекос лица, проблемы с глазами или опухоль. Вылечить такую болезнь крайне сложно, для этого требуется проведение ещё одной церемонии Cha-ja-la.
Но несмотря на строгие запреты, в пределах танцевальной площадки танцоры были достаточно независимы. Они могли проявлять свою индивидуальность во время танца, но некоторые движения выполнялись слитно и согласованно по знаку предводителя или шамана. Иной раз в ритуале Тан¬ца Рассвета принимали участие до 16-и танцоров. Чтобы не толпиться на одном месте и не раздражать друг друга, часть танцоров, пройдя по кру¬гу четыре раза, разоблачались, убирали свои костюмы и принимали учас¬тие в церемонии в качестве обычных зрителей. Но при желании они могли вновь одеться и вернуться в круг, в то время как другие танцоры отды¬хали между танцами. По окончании ритуала танцоры переодевались и разв¬лекались вместе со всеми.
Апачи ко многим вещам относились со здоровым юмором. Они любили веселиться, шутить и разыгрывать друг друга, поэтому шутки сопровожда¬ли даже такое серьёзное мероприятие как Танец Горных Духов. Оплер описывает случай, когда предводитель Gan споткнулся в темноте, наступив в арройо. Весь следующий день танцоры и зрители с удовольствием смакова¬ли этот случай и подшучивали над неуклюжим Gan. Иногда танцоры даже перебрасывались шутками между собой, не говоря уже о клоуне, который постоянно подшучивал над людьми.
Серый, он же Клоун (kl'il-payee), он же Длинный Нос, он же Раскрашенный Белым, действовал как шут, посланец Юсена, персонаж, которым пугали непослушных детей и проводник для diyin во время поиска Силы среди Ган, "но использовался только в случае крайней необходимости или чрезвычайных обстоятельств". Он готовился к церемонии вместе с остальными танцорами. Его маска из выделанной оленьей кожи, иногда белого цвета, временами имела большой нос и/или большие глаза, или уши. В 1901 г., по свидетельству Ригана, Серый был одет в капюшон из муслина, на вершине которого "скрещенные перья индюка расходились в две сторо¬ны, и торчали на каждой стороне головы так, что напоминали два больших уха". Зачастую на нём была не юбка, а набедренная повязка и мокассины. Всё тело клоуна было раскрашено белым или белым с чёрными точками. Иногда Серый носил раму в виде креста. Более современные маски Серого имеют раскрашенное лицо и тщательно сделанные изогнутые рога. Иногда в центре его головного убора, сверху вниз, рисовалась змея. Только клоун мог носить ветки вечнозелёных деревьев, прикреплённые к поясу и кистям рук. Остальные танцоры носили ветки только во время лечения некоторых болезней. Считалось, что во время церемонии, злые духи прячутся в вет¬ки, поэтому после клоун относил их к костру и сжигал. К числу символов клоуна относится и олень, апачи считали его лошадью клоуна, хотя это животное вообще имеет отношение к Ган.
Присутствие клоуна считалось хорошим знаком. Тот, перед кем он танцевал, мог получить силу и использовать его движения, например, в военном танце. Для обычных танцев не требовалось присутствия клоуна, а в некоторых случаях, если он и присутствовал, шаман не занимался его расспросом, но если танец проводился ради лечения, клоун становился наиболее важной фигурой представления. Он обладал большей силой, чем кто-либо ещё. Обычно клоун не разговаривал с людьми - только танцевал и развлекал всех, устраивая весёлое представление. Люди советовали ему, что нужно сделать, а он всё делал на свой манер и превращал Танец в шутку. Он дурачился как хотел и не имел определённого места среди танцоров, прикасаться к нему было совсем безопасно. Во время церемонии Танца Рассвета клоун передавал музыкантам просьбы людей спеть ту или иную песню, он так же выступал как посланец Горных Духов и посредник между Gan и людьми, передавая просьбы людей и наставления Горных Ду¬хов. В этом случае с ним можно было поговорить.
Ещё один Ган ассоциировался с отличительной маской Чёрного, он носил чёрную маску с бастлом из перьев на макушке вместо рамы, появ¬лялся крайне редко и никогда не танцевал, всегда оставаясь в стороне от остальных Ган. "Существует клоун (Серый),- объясняли чирикахуа Оп¬леру,- он опасен. Так же ещё есть и Чёрный, предполагается, что он очень опасен". Эта вера подкреплялась запретом для других людей и Ган касаться Чёрного.
Кроме вышеописанных вариантов Танца Горных Духов, имеется несколько искажённое описание Танца Горных Духов апачей Сан-Карлоса с участием Чёрного. Во время этого танца Чёрный был одет в набедренную повязку и чёрный колпак на голове, Горные Духи предстали в своих обыч¬ных костюмах. Танец всегда исполняли по-разному, взависимости от нас¬тавлений шамана. Тот ориентировался по ситуации и основывал свои ука¬зания на собственных видениях и интуиции. В данном описании ясно то, что во время танца происходит некая борьба Ган со злыми духами, что схематично можно представить в виде следующего действа:
1. Пациент танцует в круге.
2. Из темноты внезапно появляется Чёрный. Он медленно, кругами, приближается к больному, делая выпады и как бы грозя и разя воздух своими жезлами, как мечами.
3. Танец пациента становится неуверенным, силы как бы покидают его. По мере приближения Чёрного, больной и вовсе падает на землю.
4. Чёрный танцует вокруг пациента.
5. Из темноты появляется один из Ган и "шагом оленя" двигается к Чёрному, но потом отходит.
6. Два или три Гана выходят из темноты.  Они двигаются к больному и Чёрному и танцуют, как бы сражаясь.
7. Чёрный слабеет и исчезает в темноте.
8. Ган поднимают пациента, ему лучше, и они танцуют вместе с ним.
Ган танцуют, согнув колени, их движения неровны.
Чёрный всегда держал в одной руке пучок конских волос, его пальцы были черны и казались очень длинными. Он держал пациента под своим магическим воздействием до прихода Ган, кружа вокруг него. Очень жутко танец смотрится ночью, при колеблющемся свете костра, танцоры появля¬ются из темноты и опять исчезают.
После танцев исполнители всегда прятали свои костюмы и головные уборы в священных пещерах. Над ними произносили молитвы и, иногда, связывали кожаным ремнём. Апачские танцоры и шаманы всегда избегали разговоров об этом с посторонними и препятствовали обнаружению священных мест, где спрятаны костюмы. Дело в том, что согласно мифам апачей, если кто-нибудь, кроме танцора, наденет головной убор, он сойдёт с ума. Крайне интересен комментарий Гудвина по этому вопросу, он гово¬рит, что в ученики брали мальчиков до 18 лет, а танцоры всегда были зрелыми мужчинами (так же мужчина, который ведёт церемонию должен был быть старше 18-летнего возраста). Он так же рассказал о том, как некий шаман Белых Гор раскрасил своих танцоров, после чего на каждой щеке каждого танцора он поставил по белой точке, а потом на обратной сторо¬не ладони кончиками пальцев начертил белый зигзаг. Тоже самое этот ша¬ман сделал на церемонии Танца Рассвета, после чего сложил все маски в определённой священной пещере "через реку", которая так же использова¬лась другими шаманами в качестве кладовой для их церемониальных пред¬метов. В этой пещере было множество разных священных и запретных ве¬щей, но хотя она и считалась священным местом и была запрещена для других, мальчишки в поисках приключений могли зайти туда, надеть кос¬тюмы и сымитировать танец, но они никогда не трогали масок и жезлов - для них это было, действительно, что-то ужасное. Гудвин так же добав¬ляет, что если какой-либо предмет однажды откладывался навсегда, его больше никогда не использовали, так как беспокоить живущих в них духов считалось опасным.
Маски на головных уборах, часто называемых "коронами", тщательно скрывали лица танцоров так что узнать их было почти невозможно. Подобные ритуалы хорошо известны по всему миру, но ближе всего к апачским Gan находятся танцоры в масках племён пуэбло, в частности зуньи. Их рога были полностью покрыты плюмажем из перьев совы и ястреба, а сами танцоры издавали во время танца рычание, напоминающее горного льва, что-то бормотали, прыгали и раскачивались из стороны в сторону.
Апачи хикарилья имели нечто подобное Танцу Горных Духов других апачских групп. Во всяком случае между их Hactcin и Gan есть много об¬щего, хотя существуют и значительные отличия. Это пример того, как из¬меняется культура при наличии малых контактов с соплеменниками. Тот, кто изображал Хактсина, не получал от него свою силу. Он не получал от них ни посланий, ни инструкций, как часто бывало с Ган. Танцор просто учился этому у других и исполнял заранее заученный ритуал, способный сделать больных людей здоровыми. Исполнители Хактсинов подходили к де¬лу более формально, чем Ган. Во время церемонии лечения могло присутс¬твовать до 32 Хактсинов из которых 8 были клоунами, их называли Белыми Хактсинами. Клоуны носили головные уборы из бизоньей шкуры, были раск¬рашены белой глиной и чёрными полосами, несли в руках погремушки из оленьих копыт и подсолнухи.
Хактсины носили маски из шкур горных коз, которых было очень трудно поймать. Танцоры бросали кукурузную муку сначала на маски, а потом в 4-х направлениях по 4 раза, напевая и молясь. Во время церемо¬нии пел шаман, который делал маски и хранил их. Если управление цере¬монией передавалось другому лицу, маски передавались тоже.
Для церемонии строили огромны корраль около 40 ярдов (36 м) в диаметре, его называли "Солнце", а в стороне ставили "дом Хактсинов" - корраль около 30 ярдов (27 м) в диаметре. Он назывался "Луной". Изго¬родь корраля делалась из толстых веток с пушистыми кистями, так, чтобы никто не мог заглянуть внутрь. Выход из корраля всегда был на востоке. Внутри корраля была яма с костром. Внутри Большого Корраля было 4 ма¬леньких костра на южной стороне и 4 на северной. Костры зажигали толь¬ко ночью.
Танцоры и пациенты перед церемонией лечения проходили taa-chi - обряд потения, а певец-шаман (izze-ail-ii) давал людям совет-наставле¬ние относительно их привычек и поведения. Больные усаживались на отк¬рытом месте между двумя корралями без одежды. Они ждали, пока 4-х дневная церемония не будет завершена. Сама церемония походила на уже описанную. После её окончания коррали бросали как есть, пока они не сгнивали сами.
Традиция масок Ган, как часть комплекса танцоров в масках всего Юго-Запада, так же прочно утвердилась в культурах навахо и апачей, как и у пуэбло. Апачей навещали Ган, навахо имели собственных Йеи (Yei - Большие Боги или просто Духи), а пуэбло верили в тех, кого мы называем Качина. Хотя эти формы и кажутся родственными, боги атапасков занимают всё же осо¬бое место.
Лакерт утверждает, что южные атапаски несут в себе религию, ориентированную на охоту, которая пришла с ними на Юго-Запад в 1300-1500 гг. Эта религия модифицировалась, благодаря влиянию беженцев пуэбло после восстания 1680 г. и нового завоевания Юго-Запада в 1692 г. Имен¬но в это время элементы верований пуэбло начали проникать и синтезиро¬ваться с древней религией атапасков. Лакерт видит в Ган охотничьих бо¬жеств атапасков, принявших облик Качина, то есть, появление Ган и Йеи напрямую связано с событиями 1680 г. Это заявление, хотя и правдопо¬добно, но относит культ Горных Духов к совсем недавним временам, о ко¬торых апачи должны были сохранить довольно чёткие воспоминания. Более вероятно, и это подтверждается высказываниями как апачей, так и пуэб¬ло, что и те и другие заимствовали культ у своих предшественников, по¬кинувших древние поселения в XIV-XV вв.
Действительно, сильное сходство между Ган и Качина наводит на мысль о сильном влиянии пуэбло на апачей, отмеченное ещё Гудвином. Хо¬тя большинство Качина внешне непохожи на Ган, некоторые их виды всё же имеют сходство даже во внешнем облике. Колтон обнаружил мешкообразную маску Качина. Кроме того, рамы масок Ган напоминают дощечки, которые носят Качина и женщины-танцоры пуэбло. Вызывает интерес и то, что молитвенные символы на рамах апачей и дощечках пуэбло очень похожи.
Можно было бы сделать вывод, что маски Ган отражают адаптацию апачей к некоторым аспектам религии пуэбло, но апачи не заимствовали ни религию, ни маски, они взяли лишь некоторые аспекты и адаптировали к своей религии. Например, во время ритуалов, исполнители Качина трансформируются в духов, маски которых они представляют. Среди апачей подобного никогда не случалось, маски Ган не представляют лиц духов, хотя, люди, использующие их и обладают в это время сверхъестественной силой.
Оплер отмечает, что у апачей "даже там, где внешнее влияние было сильно выражено, никогда не существовало рабской имитации". Это утверждение относится и к маскам Ган, апачи не просто имитировали маски пуэбло, они сделали их своими. Они служат поразительным примером апачского дополнения их собственного богатого духовного мира новыми концепциями, и изменения этих концепций под их частные запросы. Маски Ган, однажды принятые в апачскую среду, полностью адаптировались к их культуре и стали апачскими в полном смысле этого слова.

Оффлайн Black Wolf

  • Участник форума
  • Сообщений: 368
    • Общество Орлинного Круга
Re: Танец Горных Духов (апачи)
« Ответ #6 : 26 Сентября 2006, 23:32:10 »
Это интересно. А кто автор?
И (не в упрек сказано) надо перевод чуть-чуть подправить. Имена там и пр.; например Борк не совсем Борк ... ::) ;D

Между прочим, тов. Холодний Огонь здесь на форуме появляетса?
« Последнее редактирование: 26 Сентября 2006, 23:43:42 от Black Wolf »

Михаил

  • Гость
Re: Танец Горных Духов (апачи)
« Ответ #7 : 26 Сентября 2006, 23:34:31 »
 Спасибо Julija! Ценная инфа, даже не смотря на качество перевода. Ну да мы его отредактируем ;) и картинок добавим

12345678

  • Гость
Re: Танец Горных Духов (апачи)
« Ответ #8 : 26 Сентября 2006, 23:37:50 »
Тов. Холодный Огонь на форуме не появляется, но эта информация у меня от него.

12345678

  • Гость
Re: Танец Горных Духов (апачи)
« Ответ #9 : 10 Октября 2006, 23:33:41 »
Я не думаю, что исполнение любыми белыми того же военного танца прерийников, или ирокезов или и т.д. - одобряется всеми индейцами. Разговор не об этом. Об исполнении как такового обряда Танца Горных Духов не может быть и речи. Мы говорили о постановочном танце, а это совсем не одно и тоже!
Относительно костюмов - тогда надо вычеркнуть слово реконструкция навсегда!
Если я, например, буду делать мескалерский костюм, то только максимально приближенный к образцам этно. Безусловно внося свое , но не в коем случае не отходя от традиции. Делать "аля" - это к модельерам в агентство. Только копируя можно понять и технологию изготовления и смысл многих наворотов. Хау!
Я думаю, чтобы не вносить опять раздрайв тему эту можно вообще закрыть.
« Последнее редактирование: 10 Октября 2006, 23:58:28 от Julija »

Оффлайн Bisonъ

  • админъ
  • Заслуженный участник форума
  • Сообщений: 4330
    • этот
Re: Танец Горных Духов (апачи)
« Ответ #10 : 14 Октября 2006, 04:02:31 »
А вообще в записи индейского танцевального театра есть нумер с пляской а-ля горные духи. Так что сами напросились на то, чтобы их копировали. К тому ж не под пивом же его у нас будут танцевать.
Хотя всё - таки тонкий момент - насколько этм можно заниматься, если в оригинале это всё - таки обряд. Но я думаю, что пускай те, кто хочет это делать, сами на этот счёт и заморачиваются, а лично мне было бы интересно посмотреть учитывая, что это будут делать не какие - то неизвестные балбесы, а свои ребята - Сапыч, Макс, и Танто.
Я нашёл вам сокровища, а вы проворонили шхуну. Не желаю быть капитаном у таких дураков!"(с)

12345678

  • Гость
Re: Танец Горных Духов (апачи)
« Ответ #11 : 26 Октября 2006, 20:38:40 »
//

12345678

  • Гость
Re: Танец Горных Духов (апачи)
« Ответ #12 : 26 Октября 2006, 20:40:49 »
//

Михаил

  • Гость
Re: Танец Горных Духов (апачи)
« Ответ #13 : 01 Ноября 2006, 00:56:33 »
ТАНЕЦ ГОРНЫХ ДУХОВ
Мифы различных групп апачей (здесь мы опираемся на мифологию Западного Дивизиона) о происхождении Ган,

малюсенькое дополнение - я тут в одном умном журнале вычитал, что правильнее использовать не "gan", а "gahe" .

Оффлайн Человек слева

  • Модератор.
  • Заслуженный участник форума
  • Сообщений: 1898
  • ᓂᒻᐱᒪᔥ
Re: Танец Горных Духов (апачи)
« Ответ #14 : 12 Ноября 2006, 00:20:31 »
В журнале "Гео" за март 2006 есть фото апачей, исполняющих обсуждаемый здесь танец. Очень хорошо видна раскраска танцоров и орнамент на...  не знаю как это называется, ну что у них на голове вместо головного убора.